Акива-пастух

Акива-пастух. Герцель Давыдов
Книга «Акива-пастух» повествует о человеке, который прошел путь от простого пастуха до великого мудреца. В молодости Акива был беден, ему приходилось много работать, и поэтому он так и не научился писать и читать. Целыми днями он пас стада в имении иерусалимского богача Кальбы Савуа. У него росла красивая и образованная дочь, которую звали Рахель. Акива сразу же полюбил молодую девушку и пообещал ей, что если она станет его женой, то он бросит все и пойдет учиться. Акива сдержал свое слово и, несмотря на все трудности и насмешки, в возрасте сорока лет начал постигать грамоту и стал одним из великих мудрецов в истории Иудеи.

* Акива-пастух, © Герцель Давыдов, 2014. Формат: 170x215 мм. Возрастные ограничения: 6+.

Охраняется законом об авторском праве. Все права защищены. Полная или частичная перепечатка издания, включая размещение в сети Интернет, возможна только с разрешения автора.

Вы можете приобрести эту книгу: www.biblion.ruwww.ozon.ru, www.my-shop.ru, www.sprinter.ru.

* Книга "Акива-пастух" временно отсутствует (закончилась) в интернет-магазинах. В настоящий момент вы можете приобрести ее только на www.ozon.ru (осталось несколько экземпляров на складе).

Ниже на странице сайта вы можете ознакомиться с историей из книги "Осёл с цветком на спине".

Содержание книги:

1. Акива-пастух

2. Жизнь в конюшне

3. Осёл с цветком на спине

4. Двадцать две буквы ивритского алфавита

5. Ешива в городе Явне

6. Иерусалим

7. Шулямит — дочь рабби Акивы и Рахель

8. Всё к лучшему 

 

Обложка

Акива-пастух. Обложка


Осёл с цветком на спине (из книги)

Акива-пастух. Стр. 8-9

Акива-пастух. Стр. 10-11

Акива-пастух. Стр. 12-13

 

3. Осёл с цветком на спине (версия в word)

В первый же учебный день дети, показывая на Акиву пальцами, громко смеялись над ним. Им было очень весело от того, что вместе с ними за партой сидит взрослый человек.

Акива и Иошуа сидели за узкой партой на двух низких стульях. Стулья, разумеется, были рассчитаны на детей, поэтому Акиве было очень неудобно. Учителю не раз приходилось прерываться, так как детский стул скрипел от малейших телодвижений Акивы, чем отвлекал внимание учеников. А в конце занятия стул под Акивой и вовсе развалился, что вызвало громкий смех учеников и преподавателя. Акива упал на пол, осыпаемый насмешками маленьких одноклассников. Ему было очень обидно. Несмотря на то, что он почти не ушибся, он дал себе слово больше не посещать школу.

Терпеливо досидев до конца занятий, Акива вместе с сыном направился домой. На протяжении всего пути он ругал себя за то, что пошёл на поводу у Рахели и согласился сесть за учебники в столь почтенном возрасте. Он мечтал только об одном — поскорее вернуться домой, запереться и забыть о пережитом позоре.

Возле дома, у самой калитки, Акива услышал голос жившего по соседству старого Ишры. Вредный старик тоже не упустил возможности язвительно подшутить над соседом.

—      Ну что, Акива, как прошёл твой первый день в школе? — ехидно спросил сосед. — Ты уже нашёл себе друзей в классе?

Акива ничего не ответил и, опустив голову, поспешил в дом, где его ждала сияющая от радости жена.

После ужина Акива сказал Рахели, что больше не собирается ходить в школу: лучше он продолжит много работать, чтобы дать возможность их детям, Иошуа и Шулямит, выучиться и вырасти грамотными. Рахель слушала слова мужа со слезами на глазах: ей было очень обидно, что Акиву волнует, что подумают о нём чужие люди, и совсем не интересует мнение жены. Она понимала, что ему непросто в его возрасте выслушивать насмешки, но всё равно не собиралась мириться с его решением бросить учебу. Она всю ночь не сомкнула глаз, и как только начало светать, взяла все деньги, которые были у них, и отправилась на городской рынок.

 Вернувшись домой и приготовив завтрак, Рахель разбудила мужа и сына. Накормив их, она отправила Иошуа в школу, а мужа попросила пройти с ней во двор. Там Акива увидел осла, привязанного к росшему во дворе дереву.

— Что это, Рахель? — изумился Акива.

— Это осёл, — невозмутимо ответила мужу Рахель.

— Откуда он у тебя? И почему он такой старый, да ещё с впадиной на спине, как у двугорбого верблюда?

— Я его сегодня купила на рынке.

— Сколько же ты за него заплатила?

— Всё, что у нас было, — Рахель выжидающе взглянула на Акиву.

— Рахель! — громко воскликнул Акива, схватившись за голову. — Ты отдала за этого старого осла все наши сбережения?! Зачем он тебе? Ты хочешь показывать его на рынке людям за деньги? Он же ничего не может, кроме как есть и спать!

— Тебе же нужно на чём-то возить хворост? Вот тебе помощник.

— Разве это помощник? За наши деньги ты могла бы купить хорошего осла! А этот, может, до лесу ещё и дойдёт, а вот обратно мне и его, и хворост придётся нести на себе. Думаю, совсем скоро и у меня появится на спине такая же впадина...

— Акива, прошу тебя: сделай всё то, что я тебе скажу, а затем мы решим, как быть дальше, — обратилась к мужу Рахель.

— Что ты придумала на сей раз? — заинтересовался Акива.

Рахель взяла горсть земли, заполнила ей впадину на спине осла и посредине посадила вынутый из горшка цветок. Затем прикрыла всё небольшим старым ковром и, сказав: «Ты будешь ходить с этим ослом на рынок целую неделю, хорошо?», вопросительно и с надеждой посмотрела на мужа.

— Рахель, что с тобой? Ты в своём уме?! Люди и так ищут всякий повод, чтобы поглумиться надо мной. Зачем ты им помогаешь?

— Акива, выбирай, — взгляд Рахели стал строже, — или ты делаешь то, что я говорю, или завтра же идёшь с сыном в школу.

Акиве пришлось согласиться:

— Хорошо, я сделаю то, что ты просишь, но только для того, чтобы покончить с этим разговором раз и навсегда.

Акива не понял, что задумала Рахель, но взял осла с собой в лес, как велела супруга. Набрав сухого хвороста и погрузив его на спину животного, он отправился на рынок.

Увидев Акиву с шагающим рядом ослом, на спине которого рос цветок, торговцы и проходящие мимо покупатели начали громко смеяться.

— Акива, ты нашёл себе нового друга? — послышался голос торговца справа.

Эти слова вызвали громкий смех среди других торговцев, а когда Акива, опустив голову, пошёл дальше, кто-то ещё прокричал:

 — Акива, ты что, с сегодняшнего дня торгуешь не хворостом, а цветами?

Акива занял своё привычное место и, быстро распродав собранный хворост, заторопился домой. Загораживая собой от посторонних взглядов спину осла, Акива поспешно покинул рынок и быстро зашагал к своему дому в надежде наконец-то укрыться от насмешек прохожих.

Но сосед Ишра, увидев возвращавшегося домой Акиву со старым ослом, на спине которого рос цветок, прокричал:

— Акива, наверное, вы с этим ослом ровесники! Вы с ним прекрасно смотритесь вместе: гляжу на вас и не могу найти никаких отличий, — и Ишра громко засмеялся. — Ах нет, одно, думаю, нашёл: наверное, он, в отличие от тебя, умеет читать.

Ничего не ответив пожилому соседу, Акива быстро запер калитку и проследовал вглубь двора. Привязав осла к дереву, он вымыл руки и прошёл внутрь, где его уже ждал ужин. За ужином Акива рассказал Рахели обо всех насмешках, услышанных за день, и наотрез отказался снова отправиться на рынок с ослом, у которого на спине растёт цветок. Но Рахель настояла, чтобы Акива, как они и договаривались, ходил с ослом на рынок целую неделю.

По окончании последнего дня обещанной жене недели Акива вернулся домой, привязал осла, вымыл руки и сел за стол. Рахель подала ему вкусный ужин и затем спросила:

— Как прошёл день?

— Всё как обычно: утром — в лес, потом — на рынок, а затем — домой, — ответил Акива.

— Где же твой осёл? — продолжала спрашивать Рахель.

— Во дворе. Сегодня было жарко, и он еле дошёл.

— А как цветок? Он не завял?

— Нет, не завял: ведь я, как ты и сказала, дважды в день поливаю его, — поспешил заверить жену Акива.

— Значит, ты целый день проходил с ослом и цветком на его спине и всё прошло хорошо? Странно, — покачала головой Рахель.

— А что же должно было произойти? — удивился Акива.

— И никто не смеялся, что у осла на спине растёт цветок? — продолжала одолевать его расспросами Рахель.

— Ты знаешь, нет, — неожиданно задумался Акива. — Первые два-три дня смеялись торговцы на рынке, но теперь они почему-то утихли и даже не обращают на меня внимания. Наверное, они уже свыклись с мыслью о том, что есть обычные ослы, а есть ослы с цветами на спине...

— Мой милый Акива, тебе больше не нужно ходить на рынок с ослом, — Рахель ласково погладила мужа по плечу.

— Почему же? Я к нему уже привык, — мягко улыбнулся Акива.

— Потому что ты уже ответил на свой вопрос, — сказала жена.

— Какой вопрос? — удивился Акива.

— Стоит ли тебе учиться, — пояснила Рахель. Акива хотел возразить, но Рахель решительно продолжила: — Акива, ты помнишь причину, по которой ты не хотел идти учиться? Ты боялся, что люди будут смеяться над тобой, верно?

— Да-да, Рахель, — горячо откликнулся Акива. — Я тебе уже об этом говорил.

— Я помню. Но ты поначалу стеснялся и появляться на рынке с ослом, опасаясь насмешек торговцев и прохожих. Пусть они и посмеялись над тобой день-другой, но потом они привыкли. То же самое произойдёт и со школой: учителя, соседи, торговцы и даже дети посмеются день-два, может быть, неделю, но потом они привыкнут к тебе и будут воспринимать происходящее как должное. Поверь мне: если уж за неделю они привыкли к ослу с цветком на спине, то к тому, что ты в сорок лет решил научиться грамоте, они привыкнут ещё быстрее.

Акиве ничего не оставалось, как согласиться со своей мудрой женой и продолжить изучать грамоту вместе с сыном.

Яндекс.Метрика